semas (semas) wrote,
semas
semas

Categories:

Вадик Степацов отжигает!



СКОМОРОХ ОХЛОБЫСТЬ-ОХЛОМОНОВИЧ, МИХАИЛ-БАТЫР И ДЕЛО ПРАВОЕ (еще одна часть неумирающей сюиты)

Как на зависть всем врагам да охальникам процветало на Руси дело правое,
Из рук в руки все переходящее, но живое, озорное, неуемное.
Дело правое, оно, брат, не левое, ох, не левое оно, не центральное,
Это как в той песне об осени, это осень, осень просто, понимаешь ли.
Так и тут, хоть объяснять как бы и нечего, а иным дуракам непонятица -
Кто правей в деле правом: Владимир-царь, Михаил-батыр да сын Прохоров,
Все его лизоблюды да приспешники, или кто иной, позаковыристей?
Жил да был вблизи Москвы в сельце Тушино хитрован Охлобысть-Охломонович,
Он к поповскому был делу приученный, что детей крестить, что кутью месить,
Но видали его и средь жидовинов, отсекал он де младенцам шкурку крайнюю,
Кровь жидятам орущим заговаривая и менорой пред раввином помахивая.
Сочетал он кротость голубиную с изворотливостью лисьей и хитростью,
Чтоб кормить своих малых детушек он еще и скоморохом подрабатывал,
Потешал он в развлекательных ящиках слобожан и дочек купеческих
Немудреными байками про лекарей, что пердолили сестер милосердия.
Слух ходил, что до баек про лекарей тот Ивашка Охлобысть-Охломонович
Послан был к эмиру бухарскому по заданью патриарха московского,
Обратить эмира в веру христианскую и вернуть его под руку царя-батюшки,
Да не больно-то радел он о задании, уминаючи сласти восточные.

И хоть паству окормлял он умеючи, о своем промышляя кормлении,
Но не смог вдолбить эмиру Ваня истину о троичности Бога Единого,
Добродетели привить христианские, объяснить, зачем молиться Богоматери -
Рассердился владыка неправедный и все церкви там предал поруганию.
Воротившись бесславно в Московию, рясу снял Охлобысть-Охломонович,
И, бухнув с режиссером Бонч-Бруевичем роль пердольщика-лекаря вымолил,
Так пердолил и шуточки пошучивал, что любимцем стал всенароднейшим,
С Гошей Куцым зеркала бил трактирные, ну а Гоша свел его с Прохоровым.
"Хватит дуру валять, Охломонович, - объявил Михайла сын Прохоров,
Мухоморы вдыхая толченые, оделяя зельем безобразников. -
Попросил меня царь наш набольший поднять на смех смуту боярскую,
Кандидатом пойдешь ли на царствие, чтоб отвлечь народец посмешливее?
Я серьезных отвлеку, ты - охальников, а царем кого надобно выберут.
А когда я в улусы полярные вновь вернусь богатеть и боярствовать,
Примешь ты из моих рук дело правое, чтобы все от смеха обоссалися,
Даже те, кому смеяться не положено - царь Владимир с царевичем Дмитрием". -
"Ничего, что я звания духовного, а допрежь того воришкой был тушинским,
Что, не выполнив волю патриаршую, сан сложил, вернувшись в скоморошество?" -
"Не боись, Ванюша свет Охломонович, так накроют нас переменушки,
Что померкнет твоя слава охальная и не вспомнит, кем ты был, юность резвая.
Будет молодь борзая боярская рисовать наших царей вурдалаками,
Всех попов заплюют за стяжательство, патриарха - за царские милости,
Будут в храмах девки непотребные голосить и плясать в цветных куколях,
И кресты православные спиливать, как сто лет назад хазары краснопузые". -
"Коли так, - ответил Охломонович, - коль все видишь ты скрозь дымы шаманские,
Не страшны мне бразды дела правого, послужу-ка ино я Расеюшке!
Был я левый поп и левый актеришка, лекаришка-острячок, постриги-стручок,
А возьмусь за правый борт нашей лодочки, так качну, что мало не покажется!"
Subscribe
Buy for 500 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments